Универсальные журналисты и всесильные блогеры: дабл пенетрейшн

Универсальные журналисты и всесильные блогеры: дабл пенетрейшн

В середине нулевых многим казалось, что блоггеры скоро наберут силу и полностью заменят собой журналистику. Сейчас смешно, а тогда серьезно об этом говорили.

Впрочем, некоторые продолжают и по сей день уверять, что вот-вот цифровая революция завершится, а многоцелевой и всё-всё-всё умеющий блогер придет на замену морально устаревшему журналисту. И будет новый, многофункциональный журналист. Журналист цифровой эпохи!

Ну что можно сказать. Не сложилось. Ну, то есть как: теперь любой журналист — он по определению цифровой, но не слишком универсальный. Немного найдется в наши дни журналистов, печатающих статьи на пишущей машинке, чтобы потом отвезти в редакцию. Те, кому сейчас за 40 (ну, ближе к 50), застали еще все эти прелести — набор, гранки, вычитка. мы уже не застали. К счастью.

Уже в начале «нулевых» любой молодой редактор был по определению универсальным: ну, то есть, если дело происходило в печатном журнале, то приходилось постоянно что-то по живому править в верстке, иногда переписывая пол-статьи, когда статья никак не хотела влезать в нужный объем с нужным количеством иллюстраций. Делали так, понятно, не от хорошей жизни, а от недостатка времени и места. В онлайн-журналистике, конечно, приходилось делать вообще всё. Ну, вот разве что движок сайта на ходу дописывать не приходилось. хотя нет, бывали случаи.

Но надо помнить две вещи. Первая и основная: все эти трудовые подвиги, все эти победы разума над косной материей и, по возможности, над сарсапариллой — они не из-за того происходили, что работали тогда в интернет-журналистике гении и титаны духа, а от а) тотальной бедности и б) отсутствия инструментов и вообще наработанных практик.

ЦИФРОВАЯ НИЩЕТА
Бедность тут не переносная. И не «вечная российская», если что. Просто бюджеты у сайтов в конце 90-х и начале 2000-х были такие, что. а, да никаких не было. Тот, кто больше всего настаивал на том, что изданию необходимо обзавестись сайтом, этот сайт и делал. Часто — с друзьями. Почти всегда — на голом энтузиазме и с фатально мелким бюджетом. Сейчас многие паблики средней руки во Вконтакте имеют подписчиков больше, чем вся ПОТЕНЦИАЛЬНАЯ аудитория многих тогдашних изданий.

Так что универсальность журналистов той поры объясняется мелкими размерами интернета тех времен. И отсутствием денег в интернете тех времен.

Второй интересный момент — это, конечно, полная свобода самовыражения. В том смысле, что никаких ограничений нет, твори, что хочешь. но и никаких привычных рамок тоже нет. Что делать — совершенно непонятно. И спросить не у кого. Много лет выясняли, как правильно пользоваться гиперссылками (как именно — внутренними, как — внешними, и с какого слова вообще эти ссылки ставить). Потом стало понятно, что в статью можно положить столько иллюстраций, сколько нужно, а не сколько верстальщик сможет. Более того, картинки можно класть нужного размера, а не с полторы почтовых марки. Потом даже галереи появились. Через несколько лет даже автоматические. Да, до какого-то момента все иллюстрации надо было обрабатывать вручную, и на сайт заливать вручную. И в тексте все это прописывать руками (ну тут, впрочем, есть несколько сайтов, где это происходит до сих пор).

Писать в условиях недостатка вообще всего приходилось тоже обо всём. Кто как умел. Ну, не то чтобы все и обо всём, были какие-то предпочтения, но все равно: народу было мало, дел было много.

И это мы еще до блогов не добрались. Блоги — это была маленькая революция в интернет-издательстве, сравнимая по мощности с изобретением печатного станка Гутенбергом в 1450-х годах. Блогер мог не забивать себе голову тем, как работает сайт, и просто писать буквы, которые могли видеть люди. Ни о каких особых картинках, не говоря уже про видео, речи не шло. Тогдашние скорости интернета не позволяли.

РЕВОЛЮЦИЯ БЛОГЕРОВ

Тогда, в самом начале 2000-х, казалось, что это прорыв не только в публикации контента, но и в его, контента, создании. Люди добровольно и бесплатно писали всякое, — от рассказов и зарисовок на бытовые темы до дайджестов новостей. Все это было куда быстрее, веселее и смешнее бумажного издательства, и куда интереснее безденежного интернет-издательства. К тому же многие блогеры из первой волны оказались журналистами (что неудивительно), из второй — будущими журналистами (что тоже неудивительно), и только сильно позже стало понятно, что журналистика и блоги — это совсем не обязательно одно и то же. Человек может вести блог и не пытаться стать журналистом, публицистом или еще каким писателем — и вовсе даже не потому, что уже состоялся на этом поприще.

Универсальные журналисты и всесильные блогеры: дабл пенетрейшн

К первым блогерам России (а то и прото-блогерам) можно отнести, например, Антона Носика с его страничкой «Вечерний интернет»; к началу 2002 года в Livejournal существовало около 1500 активных русскоговорящих пользователей — в основном журналистов, литераторов и программистов-эмигрантов. Третьим в истории пользователем русского ЖЖ, и одним из его главных популяризаторов, стал Роман Лейбов, доктор филологии из Тарту. Первым — пользователь linker, с пользовательским ID #666, Иван Матвеев, долгое время работавший в Рамблере, а до того — в Яндексе. Первую запись на русском сделал пользователь at, ID #720.

Появились первые метаблоггеры — люди, которые сами контент не производят, или производят в ничтожных количествах, но при этом умеют его добыть, классифицировать и подать читателю. В принципе, это редакторская работа — но тут блогеру приходилось, реально, выступать и новостником, и бильд-редактором, и (не существовавшим тогда в природе) Social Media Manager-ом (смм-щиком то есть), и кем только не. Кто-то умудрялся даже зарабатывать какие-то смешные деньги. Опять же, вышеизложенное верно не только для России, но и для всего мира (плюс-минус год-полтора).

Одним из первых русских метаблоггеров был выходец из Фидо (а также Великого Новгорода) Арсений «Апач» Федоров. В отличие от более поздних метаблоггеров он принимал очень живое участие во всех обсуждениях, скандалах и прочих непотребствах. Прямой выгоды из содержания блога в те далекие времена извлечь не удавалось, разве что за счет знакомств и известности в узких кругах. ЖЖ давно удален конфликтной комиссией Livejournal.

К этому же времени можно отнести создание многопользовательских блогов с обсуждением ссылок или интернет-магазинов обуви (в России это был проект Dirty.ru, впоследствии эволюционировавший в Leprosorium.ru и из интернет магазинов можно отметить Modglam. Позже магазины перестали там обсуждать). В англоязычном интернете в это время набирал популярность, с одной стороны, редакторский проект Boingboing.net (читатели присылают ссылки, 5 или 6 редакторов выбирают, что публиковать), и, впоследствии, многочисленные сервисы, похожие на Dirty.ru: StumbleUpon (тот же 2002 год, что и Dirty), Digg (2004 год), многие другие, которые сейчас уже сложно вспомнить.

Все более-менее известные люди, говорящие по-английски, завели себе по страничке на MySpace (музыканты даже могли публиковать там свою музыку!). Сервис был достаточно чудовищным и быстро перестал быть популярным; в 2006 сервисом пользовались все, в декабре 2008 был пройден пик, и в 2009 MySpace перестал быть интересен пользователям.

КОТИКИ ПРОТИВ ПОЛИТИКИ

А вот потом случилось еще более интересная штука: у многих блогеров, из тех, что свой контент не производили, отросла специализация: будь то фотографии котиков или копипаст политических новостей из всех доступных источников. Плюс преданные армии читателей, которые зачастую и снабжали этих блогеров (скорее даже — мета-блогеров) информацией.

Редакторская, повторюсь, работа: нырнуть в набегающий поток материалов и отсеять то, что интересно тебе и читателю. Успешно отсеиваешь — читателей становится больше. Безуспешно — ну, не сложилось, значит, переходим к плану Б и начинаем постить котиков и сиськи в произвольных комбинациях. Ну, и у другого блогера стащить материал не грех; а уж тем более у какого-нибудь новостного сайта.

Если это подозрительно напоминает журналистику — то только и исключительно потому, что это она и есть. Можно почитать исторические материалы об американской прессе столетней давности, например; причем о каких-нибудь некрупных изданиях второго эшелона. Та же погоня за сенсациями, смутное понимание того, как работает журналистика за пределами принципа «услышал — публикуй!» и другие профессиональные болезни «желтых» изданий. Опять же, через эту фазу прошли, наверное, все страны мира, где есть развитой интернет.

Универсальные журналисты и всесильные блогеры: дабл пенетрейшн

В России самым знаменитым (причем зачастую не в самом хорошем смысле этого слова) стал Самсон Шоладеми. Он начал (или хотя бы попытался) зарабатывать на своем контенте напрямую, безжалостно утаскивая (копипастой!) интересное у других блогеров и у традиционных изданий, и размещая посты за деньги. Это породило среди более традиционных блогеров старой закалки термин «шоладемизация трафика», в том смысле, что пришли новые коммерческие блогеры, не брезгующие никаким способом заработка на блоге. Кроме Шоладеми, пожалуй, так был увековечен разве что политический деятель (а тогда — просто политизированный блогер) Бурматов, действовавший также беспринципно, но для набора популярности; впрочем, это было гораздо позже, когда ЖЖ превратился в заповедник политизированных блогеров. Бурматову удалось стать депутатом Госдумы от Единой России, а до того, во времена блогерства — видным деятелем Молодой Гвардии Единой России.

КОТИКИ И КОПИПАСТА: ДВА СТОЛПА ИНТЕРНЕТА

Из тех, кто постил «котиков и голые сиськи» можно вспомнить разве что Свириденкова и Игоря Бигдана (ibigdan) — у них в журналах тянутые неизвестно откуда картинки и цельнотянутые из других блогов смешные тексты перемежались скверно написанными заказными постами.

Первопроходцем «визуального блогинга» надо признать Рустема “drugoi” Адагамова, который работал дизайнером в Норвегии, имел доступ к нескольким платным фотобанкам и поэтому мог мгновенно публиковать фотографии того или иного мирового события, пока «традиционные» редакции писали статьи, вычитывали их и готовили к публикации.

Такой жанр, «много картинок о событии», вообще стал сильно популярен после 2010 года, когда возросшие скорости интернета позволили просматривать статьи из огромного количества больших картинок даже с телефона.

ЖУРНАЛИСТЫ НЕ СДАЮТСЯ

Казалось, что старая журналистика должна вот-вот умереть: блогеры справляются с задачей куда быстрее и эффектнее (пусть не всегда эффективнее). Ну и что, что они не проверяют факты, не имеют доступа к архивам (и не смотрят в свои собственные) и довольно легко ведутся на подкуп (прямой или через всякие ценные подарки)?

Единственный недостаток с точки зрения читателя — это то, что блогером легко манипулировать. Но так как средний читатель не имеет привычки все факты перепроверять и не обладает профессиональной журналистской памятью (вида «таак, а ведь об этом писали в узкоспециальном журнале года полтора назад, надо позвонить адвокату и двум программистам, узнать, чем дело кончилось»), то ошибки блогеров злят только очень узкий круг людей. Журналистов, и тех, про кого написали фигню. Впрочем, вторая категория людей и на журналистов обижается постоянно!

Получилось, однако, странно — но только на первый взгляд. Чем больше народу появлялось в интернете, тем больше бюджетов и возможностей оказывалось у более традиционных интернет-изданий. Аудитория блогеров тоже росла — при этом количество блогеров росло куда медленнее.

Это ключевой момент для понимания происходящего в интернете сейчас: во второй половине нулевых и в начале десятых в интернете появилась основная аудитория,

«темная материя» интернета: люди, не производящие ровным счетом никакого контента, и с удовольствием этот контент потребляющие. Не обязательно даже необразованные — просто шестидесятилетнему врачу из Санкт-Петербурга или ученому-физику из Екатеринбурга нечего писать публично. Даже в Фейсбук. Даже во Вконтакт. Неумолимая статистика говорит нам, что по состоянию на апрель 2014 года 44% пользователей твиттера никогда в этот твиттер не писали. При этом они подписываются на популярные ресурсы и читают их. Модель телевидения и радио воссоздается на новом технологическом витке. И читают эти вновь прибывшие люди не только всяких известных в других областях деятельности людей, но и популярный блогеров.

А если человек занимается каким-нибудь делом много лет подряд, то рано или поздно он научится делать это самое дело. В частности, многие блогеры начали объединяться (начало было положено давно, но году к 2009 всё это оформилось окончательно), и постепенно превращаться… правильно, в журналистов. Хотя называется это и иначе.

Например, проект TJournal.ru, держащий руку на пульсе русского (и не только!) интернета — это же типичный блог «про интернет и про всякое интересное», довольно быстро превратившийся во вполне традиционное издание, с людьми, имеющими боевой опыт в журналистике, но при этом заметно полагающийся на энтузиазм участников и их готовность жертвовать сном и личной жизнью ради проекта.Ну то есть — типичная журналистика.

И да, многим блогерам, даже работающим на такие заметные блогоиздательские дома, как Gawker (на англ. языке) приходится самим подбирать иллюстрации и самим проверять изложенные в материале факты (ну или, что чаще, не проверять). Их уже гораздо сложнее подкупить подарком в виде Playstation 4 или Xbox One.

И это, в принципе, уже вполне обычная профессиональная журналистика, просто от людей, которые ей никогда прицельно не учились.

Тем временем обычные журналисты научились (и во многом, конечно, у блогеров) снабжать материалы хорошо подобранными гиперссылками, иллюстрациями и видеороликами: еще года 3 назад увидеть в материале приличного издания встроенный видеоролик, не говоря уже об интерактивных материалах типа инфографики, было немыслимо. А сейчас — пожалуйста.

Так что конвергенция — она есть; блогеры становились все эти годы все более похожими на журналистов, а журналистика заимствовала методы добычи и подачи информации у блогеров.

Ниши они, традиционно, занимают разные, но с годами все меньше становится понятно, кто и какую. То ли это многопользовательский блог, куда приглашают написать материал приглашенную знаменитость — а то ли привычное издание с приглашенными колумнистами. Вот поди разбери! Частные же блоги по большей части оказались выдавлены в Фейсбук, где, к сожалению, нет сколько-нибудь серьезного архива, и найти что-то за позавчера совершенно невозможно.

И — есть и одна неожиданность в 20-летнем существовании Интернета в России (да и на Западе им пользуются всерьез те же лет 20): Энди Уорхол однажды заявил, что в будущем у каждого будут свои 15 минут славы. И много лет казалось, что Интернет существует не в последнюю очередь для того, чтобы это пророчество воплотить в жизнь. Но в последнее время оказалось, что для 15 минут славы в большинстве случаев надо приложить какие-то усилия. А к этому большинство людей не готовы. Кто готов — идет в актеры, писатели, политики и журналисты. Ну или в блогеры теперь еще можно податься.